Старая, добрая Европа «китайского розлива»

Архитектурная мимикрия в современном Китае достигла своего апогея: с 2005 года возводятся все новые и новые «копии» западных городов, и это отнюдь не уменьшенные модели, к которым мы привыкли в парках-аттракционах, а специально построенные и приспособленные к проживанию районы со своей инфраструктурой. Правда, «поднебесные» цены настолько зашкаливают, что приобрести такое жилье по карману только очень обеспеченным китайцам и иногда в качестве второго-третьего-четвертого дома или квартиры.

Самым известным «произведением» считается клон австрийского городка Гальштат, построенный в 2012 г. в провинции Гуандун и названный «Эхо-тауном». Здесь скрупулезно воспроизведены: планировка улиц, зданий, статуи и даже близлежащее альпийское озеро. Правда, все эти подробности собирались сотрудниками компании, построившей копию города, «шпионскими» методами. Для этого им пришлось поселиться в гостинице городка-прототипа под видом туристов, выведывать мельчайшие подробности у австрийцев и фотографировать чуть ли не каждый камешек. По прошествии времени австрийцы приняли свой «китайский» город-близнец и даже подписали Соглашение о культурном обмене.
«Похищение» Европы и других мировых достопримечательностей, по-видимому, пока не нарушило никаких законов, и достоянием Китая, только в пригородах Шанхая, стали: «типично немецкий» город Антинг, отдельные кварталы Барселоны, Стокгольма, Копенгагена и «Темза-Таун» – собирательный образ нескольких британских городов с узкими мощеными улочками, непременными красными телефонными будками, рекой Темзой и черными кэбами китайского производства. Еще об «английском»: в провинции Аньхой воспроизведен Стоунхендж — памятник Всемирного наследия ЮНЕСКО; в китайском городе Чэнду построена точная копия британского Дорчестера; в Ганьчжоу — часовая башня, напоминающая Биг-Бен, а в Сучжоу — копия Тауэрского моста.

В пригороде крупного промышленного центра Тяньцзинь сооружен городок «Маленькая Италия», с расположенными в нем римским Колизеем, венецианскими каналами, флорентийскими палаццо и площадью Св. Марка. Хотя иногда эта площадь превращается в баскетбольную площадку, а Дворец Дожей – в общежитие для сезонных рабочих, похоже, что местных жителей это не волнует. Почти весь центр городка отведен под модные бутики, куда китайцы и стремятся попасть в первую очередь, ведь для них современная Европа – это лишь большая торговая точка.

В числе копий объектов мирового культурного наследия есть и столица Франции: поддельный Париж или «Скай-Сити» был построен в 2007 г. недалеко от Шанхая, в городе Тяньдучэн, и рассчитан на 10 тыс. жителей, но сейчас там обитает не более двух тыс. человек, и почти полная копия Парижа превращается в город-призрак: пустынные Елисейские поля и Люксембургский сад, сухие шикарные фонтаны, дорогие «парижские» дома, многочисленные кафе и Эйфелева башня, у подножия которой местные крестьяне возделывают свои поля. Кстати, в Китае построено несколько «Эйфелевых башен» — стало быть, одной там не хватает, страна-то необъятная…

Уже упомянутый город Тяньцзинь отличился еще раз: на его территории расположена и копия всего американского Манхэттена вместе с излучиной реки Гудзон. Среди чудес Нового Света лидирует Диснейленд, построенный под Пекином. Но, учитывая китайскую реальность, этот развлекательный комплекс тоже уже заброшен и пополнил ряды строений-призраков. А вот вашингтонскому Капитолию повезло намного больше: в нескольких городах Китая стоят его братья-близнецы, в которых воспроизведен даже Овальный кабинет.

Европейские города-клоны привлекают большое количество китайцев, не имеющих возможности посетить настоящие страны. Эти архитектурные площадки стали излюбленным местом для проведения свадебных церемоний и фотосессий. «Игрушечная» Европа привлекает китайцев своей экзотикой, хотя для многих иностранцев выглядит как съемочная площадка и напоминает фильм «Шоу Трумана».

Если попытаться разобраться в таком непонятном для Запада преклонении перед копиями (что считается китчем), то еще в Древнем Китае произведения великих мастеров считались гениальными, и ни один ученик не мог превзойти своего учителя, а только скопировать тот или иной предмет. То есть копирование являлось знаком уважения и формой мастерства, которое не всегда одобрялось, но приветствовалось. Эта культура копирования имеет глубокие исторические корни: даже первый император Цинь Шихуанди после победы над «Воюющими царствами» построил точные копии дворцов поверженных правителей в своей собственной столице.

Как бы то ни было, современный Китай после многих лет вынужденной изоляции стремится приблизиться к образцу западного стиля жизни, чему способствует появление прослойки очень состоятельного населения. Конечно, не все китайцы одобряют такое подражание Западу, считая, что у Китая есть своя (и замечательная!) архитектура, но молодое поколение, очарованное популяризированным образом роскошного и утонченного европейского стиля жизни, стремится к исполнению «новой китайской мечты»: есть китайскую пищу, иметь американское авто и жить в британском доме.

Читайте также: