Авиационная мозаика Китая

При этом ни для кого не секрет, что истребительная авиация Поднебесной в ее современом виде однозначно использует базу, созданную российскими (советскими) специалистами. В плане экономики это наиболее продуктивный и выгодный путь развития, хотя и сопряженный с определенными рисками во взаимоотношениях стран. К примеру, чего стоит скандал и последовавшие за ним действия России, после того, как КНР в 2004 г. отказалась от опциона по производству у себя по лицензии 95 истребителей Су-27СК (ранее было собрано 105 таких машин), вместо этого занявшись созданием безлицензионного Су-27 под названием J-11.

Естественно, подобные шаги формируют предельную осторожность в плане возможностей дальнейшего взаимовыгодного сотрудничества. Проще говоря, на таких партнеров надеяться не безопасно, ведь совершенно ясно, что следом они непременно попробуют получить знания для развития своих поделок до уровня оригинала, а то и выше. И наверняка способами агента 007. К примеру, тот же двигатель для «китайца» Су-27 инженеры из Поднебесной так и не сумели скопировать на 100 процентов. FWS-10A Taihang, китайский вариант российского двигателя АЛ-31Ф, хоть и развивает близкую к оригиналу стендовую тягу, страдает неприлично малым ресурсом. Причина – отсутствие технологии производства монокристаллических лопаток турбин. Следовательно, надо покупать либо… добывать, особенно все, что касается истребителей, имеющих ключевое значение.

Охотики за технологиями

А добывать китайцы, как известно, умеют. Например, проект с большими надеждами – палубный истребитель Shenyang J-15 для авианосца «Ляонин», по официальной версии хоть и является развитием J-11, в глазах специалистов ни что иное, как советский Т-10К (прототип Су-33, купленный у Украины в 2005 году). «Самолет отвечает техническим стандартам палубных истребителей третьего поколения, стоящих на вооружении», ─ отметил Сунь Цун, главный конструктор китайского самолета в интервью газете «Синьхуа» в начале прошлого, 2013 года. При этом он сказал, что у самолета предстоит доработать прицельную радиолокационную станцию и средства радиоэлектронного противодействия. А для достижения боевого радиуса до тясячи километров необходим двигатель китайской разработки. Между тем, китайские СМИ сообщали, что J-15 на ближайшие 25-30 лет станет основным и единственным палубным истребителем.

Еще одна добыча – учебно-боевой самолет JL-10, удивительно похожий на российский ЯК-130, хоть и с вдвое меньшим радиусром действия. Поговаривают, что он изготовлен на основе первых версий чертежей ЯК-130, а в качестве силовой установки использует украинские турбореактивные двигатели производства запорожского завода «Мотор Сич». Практически те же АИ-222-25, которыми оснащен Як-130, но с форсажными камерами для сверхзвуковой скрорости. Это, по мнению маркетологов в некотором смысле является конкурентным преимуществом перед ЯК-130, хотя и увеличивает стоимость. Правда, цена JL-10, как предполагается, будет в полтора раза ниже, чем у российского учебно-боевого собрата. Единственное условие – массовый выпуск.

Ну и, наконец, концепт истребителя пятого поколения J-20, впервые поднявшийся в воздух 11 января 2011 года, хоть и совершенно секретный, но укомплектован российскими АЛ-31 (потому как ничего другого для самолета аналогичных геометрических и весовых характеристик да предназначения, в Китае нет). Есть в США. Но разве Сенат разрешит продавать «коммунистическому» Китаю такие двигатели? Очевидно, нет. Европа не в счет, там подобных двигателей также не существует. В отношении конструктива J-20 вообще походит сразу на несколько самолетов, среди которых российские экспериментальные Су-47 и 1.44, а также «американцев» пятого поколения F-22 и F-35. Так что налицо самая настоящая мозаика. Тем не менее, стоит признать, что китайцы первыми после США и России сумели создать прототип боевого самолета нового поколения, отвечающего требованиями XXI века, серийный образец которого, вполне вероятно будет в войсках после 2020 года.

Ключевой элемент

Казалось, Поднебесная за десятилетие сформировала необходимый для себя облик истребительной авиации, основанный, как на «старых» моделях, часть которых уже выведена в резерв, так и на современных самолетах, созданных с использованием иностранных технологий. Казалось, осталось только наращивать производство и полностью обеспечить новыми машинами свои Военно-воздушные Силы. И, тем не менее, Китай не отказывается от покупки новых истребителей, причем, достаточно большими партиями.

Здесь следует сделать ут
очнение – КНР в данном случае ориентируется на истребители с большой дальностью полета, каким является российский Су-35. Таким образом можно делать вывод, что Поднебесная торопится устранить напряженность, которая становится реальностью после объявления США о направлении в Корею и Японию свои F-35. И здесь, как видно, ожидание очередных побед китайских конструкторов выливается для КНР в большую головную боль.

В самом деле, стабилизация ситуации в Юго-Восточной Азии, как видится, возможна лишь в условиях паритета (лучше – преимущества) со странами-союзниками США. Его возможно обеспечить, создав глубоко эшелонированную оборону для отстаивания китайских интересов в регионе. Но при наличии у КНР истребителей меньшей дальности, современных зенитно-ракетных комплексов, баллистических и крылатых ракет большой дальности, ему, все же не хватает существенного звена – истребителей большой дальности, которые могут обеспечить возможности для постоянного патрулирования в регионе. Патрульные самолеты Су-35 наземного базирования и большой дальности – это один из лучших способов поддержания Китаем возможностей по воспрещению доступа в эти районы другим претендующим на них странам.

Понимая существующий расклад сил в Юго-Восточной Азии, Россия, не вмешиваясь в дела государств региона, пытается за счет его потенциала решать свои задачи. Одна из них – упорядочение отношений с Китаем в плане лицензирования технологий. Вторая – компенсация снижения объемов оружейных поставок в Сирию, которые возникли из-за инициированной в стране войны. Существуют и другие задачи, которые, как и первые две можно решать соглашениями на поставки в Китай российских истребителей класса 4++, таких, например, как Су-35. Стоит отметить, что параллельные, не прекращающиеся поставки российских авиадвигателей в КНР призваны создавать благоприятный фон процессу. Это происходит не смотря на то, что китайская сторона занимается их реэкспортом в составе легких истребителей JF-17 в Пакистан, вызывая ко всему прочему озабоченность Индии, партнера России. Таким образом, российские Су-35 в Юго-Восточной Азии способны стать инструментом, позволяющим разрешить не одну кризисную ситуацию, как в военно-технической, так и политической областях.

Предложение от которого не отказываются

С точки зрения маркетинговых программ, набирающего силу китайского авиапрома, ему крайне важно обеспечить себе выход на рынки развитых стран. Дело в том, что тот рывок, который совершила китайская авиационная промышленность требует перспективных рынков, значительно отличающихся, к примеру, от пакистанского и африканского. В противном случае даже при огромном внутреннем оборонном заказе в обозримой перспективе военный авиапром КНР ждет стагнация. Однако на статусных рынках китайскую истребительную авиацию мало кто ждет, хотя бы потому, что глобализацией, как в автопроме, тут пока не пахнет – здесь царит дух соревновательности, индивидуализма. А раз так, то и их участники (в основном западные, со стороны НАТО) будут биться до последнего, чтобы недопустить сюда конкурентов.

Самое интересное, что Россия, пусть и входящая в ТОП авиационных держав, имеет серьезные проблемы с продвижением своей истребительной техники на подконтрольные Западу рынки. Здесь во всю работает «санитарный» кордон НАТО. То есть, проблемы отчасти подобные китайским. В таком случае можно предполагать, что объединение усилий России и Китая в плане продвижения своей истребительной авиации (естественно, при строгих договорных отношениях и распределении усилий) может принести хорошие результаты. В крайнем случае это может обеспечить господство в так называемых пограничных (нейтральных) странах.

Фактом, подтверждающим наличие неких возможных предложений со стороны России к Китаю в плане объединения усилий в авиационной отрасли может служить пример участия китайской пилотажной авиагруппы «Первое августа» в международном аэрокосмическом салоне МАКС-2013. Тогда, насколько известно, китайские пилотажники впервые приняли участие в авиасалоне за пределами КНР. Немаловажно, что этот «выход в свет» состоялся на российские деньги (28 млн. руб.), выделенные в числе прочего из лимитов Минобороны РФ на боевую подготовку. А выступали китайские летчики на многоцелевых истребителях J10, оснащенных российскими двигателями АЛ-31ФН. Для справки: их Россия поставила в Китай в 2013 году 123 штуки на $500 млн.

Что еще стоит за участием Китая в МАКСе, остается лишь предполагать. Но в любом случае здесь разговор